четверг, 5 марта 2020 г.


Война пришла в Минеральные Воды


Семья Тараненко Г.Д. (первый ряд, слева) перед отправкой на фронт. 

Город мирно спал, лишь гудки паровозов изредка нарушали ночную тишину. Вера Сурина тогда училась на первом курсе Пятигорского пединститута. 22 июня, в воскресенье, она готовилась к экзамену по военному делу. Без десяти минут 12 по радио сообщили: «Внимание. Сейчас будет передано правительственное сообщение». Через несколько секунд выступил народный комиссар иностранных дел В. Молотов. Он заявил: «Без объявления войны Германия напала на Советский Союз. Началась Отечественная война. Наше дело правое, мы победим. Враг будет разбит...» Эти фразы вмиг стали крылатыми. Вера вспоминает, что ничуть не испугалась услышанного, наоборот, почувствовала какую-то приподнятость. Многие искренне верили, что война скоро закончится.

А в это время из сейфа в военкомате извлекли пакет с надписью: «Вскрыть в случае войны». В нем был мобилизационный план. Призыву подлежали мужчины с 1905 по 1918 год. Оповещение об этом было закончено к семи вечера. К этому часу у дверей военкомата уже толпились военнообязанные и добровольцы. Среди них был директор железнодорожной школы №4 (ныне лицей №104) Гавриил Дмитриевич Тараненко с сыновьями Володей и Петром. Краевой военный комиссар комбриг Христофоров сообщал в Москву, что 5 тысяч 909 ставропольцев заявили о своем добровольном вступлении в ряды Красной Армии, из них по Минераловодскому району – 213. Г.Д.Тараненко стал батальонным комиссаром, защищал Одессу, потом Севастополь.  Володе Тараненко остался всего год до окончания средней школы. Он попал в авиационную часть стрелком-радистом. Петю тогда не взяли: ему было всего 16 лет. Он ещё не успел получить паспорт: единственным документом у него был комсомольский билет. 

Конец первого дня войны

В то время, как на границе свистели пули и рвались бомбы, в Минводах женщины собирали рюкзаки отцам и сыновьям, отправляющимся на фронт. Студенты и учащиеся начали готовиться к сельхозработам. Их собирали в бригады и прикрепляли к совхозам и колхозам для уборки урожая 1941 года. Почти сразу же был объявлен дополнительный прием городской и колхозной молодежи края в ремесленные железнодорожные училища. Минераловодский горком ВКП (б) обязал принять в железнодорожное училище №1 шестьсот человек. Учебный год начался рано, вместо первого сентября - 1 августа. Учащихся кормили на фабрике-кухне железнодорожного узла. Выделялись из числа рабочих паровозного депо мастера для училищ. Так советский народ показал свой характер: СССР уничтожить можно, но поставить на колени нельзя. В тылу и на фронте развёртывались такие мощности, о которых немцы ничего не знали. А если бы знали, это повергло бы их в ужас.

Поезд спасения


Или как минераловодские железнодорожники спасли от фашистской неволи тысячи раненых и эвакуированных. 

Жаркое лето 1942 года. 22 июля германские войска форсировали Дон. Взят Ростов. Снабжение нефтью страны теперь идет только танкерами по Каспийскому морю. Южный и Северокавказский фронты прогибаются под напором немецких танков. Защищать 200-км прорыв нелегко: не хватает войск, техники. 5 августа пал Ставрополь. Началась эвакуация. Время исчислялось не днями, а секундами. Паровозному депо надо было перебазироваться в Дербент, на голое место. Станки, кузнечный молот, колесные пары почти вручную грузили в вагоны, под беспрерывными бомбежками. 8 августа поступает приказ из Управления дороги -  заканчивать эвакуацию имущества и выезжать. Успели только сбегать домой, чтобы проститься с семьями. Тяжело было оставлять их под немцами, в оккупации. К 13 часам на 2 километре собралось около 400 железнодорожников. Снова налет. К вечеру последний поезд с рабочими депо отправился в сторону Георгиевска по встречному пути. Страшную картину увидели они: от хутора Евдокимовского до станции Георгиевск в затылок друг другу выстроились поезда с эвакуированными. Раненые из госпиталей КМВ стояли в тамбурах, висели на подножках и даже сидели на крышах вагонов. И так несколько суток без воды, продуктов питания и медикаментов. Фашистские летчики не бомбили эти поезда, надеясь вскоре захватить их.

А над станцией Георгиевск висело черное облако дыма от беспрерывных пятидневных бомбежек. Все до единого станционные пути были разрушены, шпалы и рельсы вздыбились, повсюду тела погибших. Минводский поезд остановился возле входных стрелок: дальше была груда искореженных рельс.  

Начальник депо Павел Викентьевич Спехович спрыгнул на землю и пошел на станцию, чтобы оценить обстановку. Надо было срочно восстанавливать 3-ий путь Георгиевска. Без приказа, все, как один, деповчане взялись за дело. Кузнецы Печкин, Дадыко, Савельев, Бонтарь рубили концы рельс. Спехович и парторг Чернецов носили шпалы. Слесарь Дедушкин укладывал рельсы, искусно забивая костыли, как будто это делал всю жизнь. Гремели рельсы, сбрасываемые с ободранных до крови плеч. Грохотали кувалды. Изодранные в клочья рубашки липли к телу. Люди валились с ног от усталости, но, выпив кружку воды, снова брались за инструмент. Все торопились, поглядывая на небо. Лишь бы не бомбили, тогда не хватит балласта, чтобы засыпать воронки! И вот к вечеру единственный 3-ий путь был готов. Первым по нему прошел поезд с рабочими депо, а потом все поезда, стоявшие за ним. Но на этом операция по спасению не закончилась. На другом пути дорогу заблокировали 3 паровоза, у которых кончились вода и топливо. П.Спехович отправился на станцию Зольскую, где находился штаб Дороги, чтобы привезти в Георгиевск полностью экипированные паровозы. Назад ехали при полной светомаскировке (никаких огней, даже сигнальных!), осторожно, крадучись. Начальник депо был на первом паровозе. Не доезжая до станции, остановились, провели разведку. Немцев не было. Отцепили от состава бездействующие паровозы, перегнали их на соседний путь – и через минуту пошел первый поезд на юг страны. Караванным способом, соблюдая лишь дистанцию безопасности, медленно двинулись поезда. Машинисты действовали с ювелирной точностью – малейшее столкновение, и тогда все станут добычей немцев. Небо светлело, приближался рассвет, поезда единым потоком благополучно проходили станцию Георгиевск. На разрушенном перроне стоял П.В.Спехович и его помощники. Раненые плакали от счастья, рукоплескали им, слали свои поцелуи.

Утром 9 августа 1942 года немцы заняли станцию, но поездов не было. Можно представить себе ярость танкистов фельдмаршала фон Клейста: у них из-под носа ушли 12 санитарных поездов, тысячи эвакуированных рабочих, 2 эшелона авиационного оборудования, 2 бронепоезда, имущество паровозного депо. 9 августа авангард фон Клейста ворвался в Пятигорск. Но здесь им много дней пришлось ожидать поставок горючего, что дало возможность советским войскам организовать сопротивление. Так фон Клейст потерял победу, которую уже держал в руках. Он не знал, что 48 деповчан, имена которых назвал П.В.Спехович в своих воспоминаниях, лишили его этой победы. Честь им и слава и вечная память в веках! (По материалам книги В.П.Филимонова «История локомотивного депо станции Минеральные Воды»).

Комментариев нет:

Отправить комментарий