среда, 19 февраля 2020 г.


Зарница Победы

Или о том, чем запомнился день 22 июня 1941 года нашим землякам.

    Память о 22 июня 1941 года жива и сегодня в воспоминаниях  минераловодцев. Начало Великой Отечественной войны… Её ждали, к ней готовились. И страшный и великий час не заставил себя долго ждать.
      «Скоро в бой», - сказал про себя минераловодец Витя Панков, доброволец финской войны 1939-1940 года, отморозивший пальцы ног на той войне. Он только что вернулся в Москву из госпиталя в Свердловске, чтобы продолжить учебу в Институте философии, литературы и истории, а вот его одноклассник Толя Заерко со второго курса политехнического вуза был направлен в Ленинградское авиационное училище. Страна тогда нуждалась в грамотных командирах Красной Армии.
  В их родном городе мальчишки под руководством военрука школы преодолевали двадцатикилометровые переходы вдоль полотна железной дороги в сторону Кисловодска. Никто не жаловался на усталость, зная, что совсем скоро эти навыки пригодятся. Они шли, напевая вслух песню из известного фильма тех лет: «Если завтра война, если завтра в поход»…
     В те годы массовой работой занимался ОСОАВИАХИМ (Общество содействия авиации и химзащиты). Ежегодно десятки тысяч энтузиастов летного дела становились пилотами, авиамеханиками, парашютистами. Вася Скляров, несмотря на диплом железнодорожного ФЗО (училище фабрично-заводского обучения), втайне мечтал стать летчиком. Окончив курсы в Пятигорском аэроклубе, он устроился в аэропорт на должность механика самолетов У-2. Но в 1939 году парень был призван в армию в танковые войска. На Дальнем Востоке учился в бронетанковой школе четыре месяца вместо положенных девяти. Здесь принял присягу, и на фуражке танкиста засияла красная звёздочка солдата Рабоче–Крестьянской Красной Армии. Потом полк через всю страну перебросили в военном эшелоне в Белоруссию. Остановились недалеко от города Гродно.

     В это время в Бессарабии в кавалерийском полку служил Вася Данченко. После семилетки, как и многие мальчишки из города Минеральные Воды, он поступил в ФЗО, потом работал в паровозном депо, а по вечерам бегал в железнодорожный клуб. Здесь он играл в духовом оркестре.  В армии стал трубачом кавалерийского полка. Сначала его полк располагался под г. Львовом, в местечке Шпеец, бывшей немецкой колонии. Оттуда прислал домой фотографию, где лихо сидел на коне. Затем его часть перебросили на границу у реки Прут. Здесь время от времени слышался шум с сопредельной стороны. Местные крестьяне рассказывали солдатам, что немцы переодевают своих бойцов в гражданскую одежду и подвозят артиллерийские снаряды. Между тем заканчивались последние дни мирной жизни.

Начало того великого и страшного часа
     Первый залп фашистской артиллерии раздался в 3 часа 12 минут. Шесть тысяч германских пушек раскались докрасна, обстреливая русские позиции. На реке Прут пограничники стояли, как говорится, не на жизнь, а на смерть. Василий Данченко помнит о том, как на протяжении трех дней они не пускали немцев через реку. Пулеметчики метким огнем отбивали атаки. Потом фашисты все-таки прорвались, начался первый штыковой бой. Двенадцать пленных немцев – таков был итог того боя. Тогда, утром 22 июня 1941 года, блеснула первая зарница Победы. 23 июня начальник германского Генштаба в своем дневнике отметил упорное сопротивление русских частей, а капитан из немецкой танковой дивизии написал в своем блокноте, что русские не хотят осознавать, что они – часть побежденной страны. «Здесь было сопротивление, всегда сопротивление, каким бы безнадежным оно ни было».

     Часть, в которой служил Василий Скляров, также в числе первых приняла удар на себя.  Танкисты были в летнем лагере, где готовились к военным учениям. Как раз перед самым утром, когда сон особенно крепок, откуда-то сверху на их головы посыпались бомбы. «Хорошо, что я был дежурным в ту ночь, одет по форме и с оружием», - рассказывал Василий Михайлович Скляров. Командир никак не мог связаться со штабом: диверсанты ночью испортили проводную связь. Собрав оставшихся в живых бойцов, он вывез их из учебного лагеря на уцелевших полуторках. 23 июня немцы вошли в Гродно, а спустя три дня оказались под Минском. С боями прорывался из окружения Василий Скляров. Солдатское счастье улыбнулось ему: он смог выйти из окружения до того момента, когда германская армия замкнула у Минска свои первые гигантские клещи. Красную звездочку на фуражке танкиста он пронес через всю войну, и теперь она занимает почетное место на стенде в музее лицея № 104.














Комментариев нет:

Отправить комментарий