среда, 19 февраля 2020 г.


Зарница Победы

Или о том, чем запомнился день 22 июня 1941 года нашим землякам.

    Память о 22 июня 1941 года жива и сегодня в воспоминаниях  минераловодцев. Начало Великой Отечественной войны… Её ждали, к ней готовились. И страшный и великий час не заставил себя долго ждать.
      «Скоро в бой», - сказал про себя минераловодец Витя Панков, доброволец финской войны 1939-1940 года, отморозивший пальцы ног на той войне. Он только что вернулся в Москву из госпиталя в Свердловске, чтобы продолжить учебу в Институте философии, литературы и истории, а вот его одноклассник Толя Заерко со второго курса политехнического вуза был направлен в Ленинградское авиационное училище. Страна тогда нуждалась в грамотных командирах Красной Армии.
  В их родном городе мальчишки под руководством военрука школы преодолевали двадцатикилометровые переходы вдоль полотна железной дороги в сторону Кисловодска. Никто не жаловался на усталость, зная, что совсем скоро эти навыки пригодятся. Они шли, напевая вслух песню из известного фильма тех лет: «Если завтра война, если завтра в поход»…
     В те годы массовой работой занимался ОСОАВИАХИМ (Общество содействия авиации и химзащиты). Ежегодно десятки тысяч энтузиастов летного дела становились пилотами, авиамеханиками, парашютистами. Вася Скляров, несмотря на диплом железнодорожного ФЗО (училище фабрично-заводского обучения), втайне мечтал стать летчиком. Окончив курсы в Пятигорском аэроклубе, он устроился в аэропорт на должность механика самолетов У-2. Но в 1939 году парень был призван в армию в танковые войска. На Дальнем Востоке учился в бронетанковой школе четыре месяца вместо положенных девяти. Здесь принял присягу, и на фуражке танкиста засияла красная звёздочка солдата Рабоче–Крестьянской Красной Армии. Потом полк через всю страну перебросили в военном эшелоне в Белоруссию. Остановились недалеко от города Гродно.

     В это время в Бессарабии в кавалерийском полку служил Вася Данченко. После семилетки, как и многие мальчишки из города Минеральные Воды, он поступил в ФЗО, потом работал в паровозном депо, а по вечерам бегал в железнодорожный клуб. Здесь он играл в духовом оркестре.  В армии стал трубачом кавалерийского полка. Сначала его полк располагался под г. Львовом, в местечке Шпеец, бывшей немецкой колонии. Оттуда прислал домой фотографию, где лихо сидел на коне. Затем его часть перебросили на границу у реки Прут. Здесь время от времени слышался шум с сопредельной стороны. Местные крестьяне рассказывали солдатам, что немцы переодевают своих бойцов в гражданскую одежду и подвозят артиллерийские снаряды. Между тем заканчивались последние дни мирной жизни.

Начало того великого и страшного часа
     Первый залп фашистской артиллерии раздался в 3 часа 12 минут. Шесть тысяч германских пушек раскались докрасна, обстреливая русские позиции. На реке Прут пограничники стояли, как говорится, не на жизнь, а на смерть. Василий Данченко помнит о том, как на протяжении трех дней они не пускали немцев через реку. Пулеметчики метким огнем отбивали атаки. Потом фашисты все-таки прорвались, начался первый штыковой бой. Двенадцать пленных немцев – таков был итог того боя. Тогда, утром 22 июня 1941 года, блеснула первая зарница Победы. 23 июня начальник германского Генштаба в своем дневнике отметил упорное сопротивление русских частей, а капитан из немецкой танковой дивизии написал в своем блокноте, что русские не хотят осознавать, что они – часть побежденной страны. «Здесь было сопротивление, всегда сопротивление, каким бы безнадежным оно ни было».

     Часть, в которой служил Василий Скляров, также в числе первых приняла удар на себя.  Танкисты были в летнем лагере, где готовились к военным учениям. Как раз перед самым утром, когда сон особенно крепок, откуда-то сверху на их головы посыпались бомбы. «Хорошо, что я был дежурным в ту ночь, одет по форме и с оружием», - рассказывал Василий Михайлович Скляров. Командир никак не мог связаться со штабом: диверсанты ночью испортили проводную связь. Собрав оставшихся в живых бойцов, он вывез их из учебного лагеря на уцелевших полуторках. 23 июня немцы вошли в Гродно, а спустя три дня оказались под Минском. С боями прорывался из окружения Василий Скляров. Солдатское счастье улыбнулось ему: он смог выйти из окружения до того момента, когда германская армия замкнула у Минска свои первые гигантские клещи. Красную звездочку на фуражке танкиста он пронес через всю войну, и теперь она занимает почетное место на стенде в музее лицея № 104.














среда, 29 января 2020 г.


Глава 3. Война.
«Незнаменитая война»
в судьбе нашего земляка – участника войны с Финляндией в 1939-1940гг.

    Выпускник железнодорожной школы №4, золотой медалист, позднее известный литературный критик, Виктор Ксенофонтович Панков в 1937 году поступил учиться в ИФЛИ – Институт философии, литературы, истории (ныне Литературный институт им. Горького) – кузницу поэтов, писателей, историков. Едва ему исполнилось 19 лет (20 ноября 1939 г.), как он, студент 3 курса, надел красноармейскую форму.       
   1939 год не оставлял сомнений, что скоро будет война: 1 сентября нападением на Польшу Гитлер начал Вторую мировую войну. «Мы видели, можно сказать, физически ощущали приближение войны», - говорил Виктор Панков. Это чувствовалось даже в том, как много им приходилось отдавать времени стрельбищам, изучению пулемета, противогаза, винтовки. Не ради спортивных достижений совершали дальние лыжные походы, прыжки с парашютной вышки, а потом и с самолета.
   «Только что шла лекция. На перемене – вызов в комитет комсомола. Разговор короткий и прямой: война с белофиннами, можешь или не можешь идти добровольно», - вспоминал он позднее.
   Некоторые нашли уважительные причины для отказа. Другие сами настаивали, чтобы их включили в список добровольцев. Когда набирали добровольцев, комитет комсомола ИФЛИ рекомендовал прежде всего тех, кто в какой-то степени был подготовлен, умел ходить на лыжах, стрелять. В список добровольцев попал и Виктор Панков.
     Войну с Финляндией называют «зимней войной», а еще, как сказал А. Твардовский, «незнаменитой». Потому что за 105 дней войны мы потеряли убитыми 74 тыс. Раненых и обмороженных было 200 тыс. (для сравнения – в Ленинградском военном округе было 450 тыс. бойцов). Может, поэтому об этой войне говорят мало. Виктор Панков свои воспоминания об этой войне оставил в эссе под названием «Дорога в Сокольники». 
     А события развивались так. Хотя между Германией и Советским Союзом был подписан договор о ненападении, но в случае войны Германия могла напасть на СССР со стороны Финляндии. Поэтому советское правительство обратилось к Финляндии с просьбой отодвинуть государственную границу от Ленинграда, уступить 35 км территории в Карелии. Финнам предлагали в два раза большую территорию в другом месте Советской Карелии. Финляндия не шла на уступки. Обе стороны начали готовиться к войне. Финны строили большие аэродромы с помощью Германии и Англии, создали укрепленную линию. Маннергейм, командующий финской армией, когда-то служил русскому царю и даже был генерал-майором свиты Его Величества. Однако он понимал, что если Финляндии придется сражаться в одиночку, она потерпит быстрое поражение: самолетов у финнов было только 100, противотанковых пушек 112, а зенитной артиллерии вовсе не было. Учитывая слабость финнов, Сталин поручил Ленинградскому военному округу (командующий Мерецков) провести операцию своими силами. Но военные действия развивались не в пользу Красной Армии. Подойдя к укреплённой линии Маннергейма, наши войска остановились: не хватало сил для решительного штурма. Очень рано началась необычайно холодная зима. Морозы доходили до минус 40 градусов. Танки и тяжелая техника увязали в глубоком снегу. Управление войсками нарушалось. Начались массовые обморожения и простудные заболевания легко одетых бойцов и командиров Красной Армии. Финны, используя отряды лыжников, наносили удары во фланг и тыл русских. Одна наша дивизия оказалась в окружении, другая была фактически уничтожена. Отряды финских лыжников нападали на растянувшуюся по дороге колонну, рассекали на несколько частей и уничтожали. В финских газетах писали: «Целая дивизия заледенела в наших жестоких зимних холодах. Тысячи и тысячи солдат без ореола славы и братских могил».


Почтовая открытка. 1942г.

     Виктор Панков попал на фронт в январе 1940 года. 34-ый отдельный легколыжный батальон бросили в тыл противника на выручку окруженной дивизии. Шли они по дремучим лесам и замерзшим озерам. Финские патрули преследовали их в глуши лесов. «Кукушки» (так назывались финские снайперы) после первого привала убили командира. Разумеется, это подействовало угнетающе. Предстояло преодолеть высокую гору. Подъём начался в сумерках. На средине горы началась схватка. Командиров рядом не было. Панков вспоминает: «Я оказался впереди большой группы бойцов». И тогда Виктор Панков, совсем необстрелянный боец, берет командование на себя: «Пришлось передавать по цепочке команды. Наконец заняли на горе круговую оборону, спали на ветвях елей до рассвета, если можно назвать сном лежку в лесу с выставленной вперед винтовкой, оцепенение при зверском морозе». Потом его батальон еще несколько дней шел по тылам противника и вел бои. В конце января он попадает в госпиталь с обморожением ног. Чтобы не допустить гангрены, врачи ампутировали ему пальцы обеих ног. Полгода провалялся в госпиталях – сначала в Кирове, потом Свердловске.
     Что произошло дальше на Карельском перешейке – известно. Наступление наших войск по льду Финского залива после месячного перерыва и интенсивной подготовки было проведено новым командующим Тимошенко решительно и смело. Финны запросили мира. Военные действия прекратились 13 марта 1940 года в12 часов дня.
     Советско-финская война создала у Гитлера ложное представление о быстрой и легкой победе вермахта над Красной Армией. Он не внял совету Бисмарка, что умный учится на чужих ошибках. Его армии тоже завязли в снегах под Москвой и потерпели в январе 1942 года сокрушительное поражение.
   А наш земляк Виктор Панков вернулся в Москву 8 августа 1940 года. О себе и своих товарищах он говорил: «Мы стали более серьезными, посуровевшими, внутренне настроенными на то, что скоро - снова бой». Не прошло и года – и он грянул.


суббота, 18 января 2020 г.





У каждого приезжающего на Кавказские Минеральные воды вызывают восхищение горы-лакколиты, эти причудливые создания древнего бога Вулкана, и ледовые вершины Главного Кавказского хребта. «Жалею, мой друг, - писал Александр Пушкин своему брату Левушке, - что ты со мною вместе не видел великолепную цепь этих гор; ледяные их вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, разноцветными и недвижными; жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бешту, Машука, Железной горы, Каменной и Змеиной. Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях».

А вот как описывает наш край первооткрыватель многих минеральных источников московский врач Федор Петрович Гааз в своей книге «Мое путешествие на Александровские воды (1811)»: «На самом высоком плоскогорье, между Каспийским и Черным морями, словно вбитые в землю, стоят горы Бештау, из которых и бьют горячие ключи…Слово «бештау» по-татарски означает «пять гор» (беш – пять, тау - гора) и относится к основной горе с пятью вершинами или к другим, окружающим ее пятью горам».

Гора Бештау в Ставропольском крае — самая высокая точка в районе Кавказских Минеральных Вод. Это действительно пяти вершинная гора. Главная вершина – Большой Тау имеет высоту 1400 метров над уровнем моря. На восточном склоне располагается вершина Козьи скалы (1167 м), в северной части – Малый Тау (1254 м), на западном склоне – Лохматый Курган (1080 м), на южном склоне массива – Лысая гора (1116 м). Бештау представляет собой самый настоящий вулкан. Здесь вязкая магма выходила на поверхность земли и застывала в виде гигантских куполов. Накопившиеся снизу газы взрывались, и тучи пепла и камней поднимались высоко в небо. Причудливые магматические скалы хорошо сохранились и носят названия Кукла, Трахит, Бастион, Орлиные скалы и другие.




  


Источник: Стативкин, Э. Застывшие легенды Пятигорья/Э. Стативкин. - Минеральные Воды, 2009. 

Фото с Интернет ресурсов: 

https://twitter.com/5UwRByd4Mtu2nYm/status/1123269585644527616









четверг, 9 января 2020 г.



КАТАЛОГ ОТКРЫТОК ФОТОТИПИИ 

Каталог открыток фототипии Отто Ренара с видами курортов КМВ (1907-1910) [Текст]: альбом-каталог серии почтовых открыток с видами курортов КМВ, изданных товариществом "Контрагент печати" и напечатанных в фототипии "Отто Ренар" (Москва) в 1907-1910 годах / Боглачёв С. В., Серафимов Н. М. - Пятигорск : СНЕГ, 2017. - 174, [1] с. : ил., портр., табл., факс.; 23x31 см.; ISBN 978-5-903129-99-7 : 500 экз.



Издательство "СНЕГ" в формате фотоальбома представляет собрание старинных фотографий курортов КМВ.

Это первый тематический иллюстрированный каталог серии почтовых открыток с видами курортов КМВ, изданных товариществом «Контрагент Печати» и напечатанных в фототипии «Отто Ренар» (Москва) в 1907-1910 годах.

Каталог представлен в наиболее полном объеме, известном на данное время (436 открыток). Он сопровождается историческим очерком создания серии открыток О. Ренара, а также аналитическим исследованием представленной серии.

Книга адресована массовому читателю, а также любителям истории, краеведам, экскурсоводам, филокартистам.

Каталог посвящен памяти выдающегося пятигорского краеведа и филокартиста Леонида Николаевича Польского.

Данное издание является библиографической редкостью.

Формат книги 23х31 см. тираж 500 экземпляров.




Зимние забавы, или как минераловодцы праздновали Новый год раньше


   Современное юное поколение, наверное, не знает, что сто лет тому назад Новый год встречали с иным размахом. Между тем, очевидцам прошлого есть что вспомнить и рассказать.
   Праздники начинались с Рождества, к приходу которого готовились тщательно. Хозяйки наводили порядок в доме: смазывали полы саманных домов глиной, подбеливали стены. Под образами ставили кутью – вареную пшеницу с медом. Перед закатом солнца вся семья собиралась в ожидании первой звезды. До ее появления за праздничный стол семья не садилась. По окончании трапезы часть оставшейся кутьи дети разносили по соседским домам – рождествовали. После каждого словления говорили: «С праздником вас поздравляем, здравия вам желаем». Были и шутливые присловья: «Открывайте сундучки, доставайте пятачки, открывайте ящики, доставайте пряники».
   Сам Новый год следовал после Рождества. В его праздновании, введенном Петром I, остались отголоски того Нового года, который отмечался в допетровские времена 1 сентября. Дети входили в дома, разбрасывая пшеницу, просо, овес, приговаривали: «Сею, вею, посеваю, с Новым годом поздравляю». Обычай этот сохранялся столетиями, а означал он встречу следующего года сельскохозяйственных работ.
   Для детей Новый год был связан с ожиданием елки и подарков. Ученица железнодорожного училища Е. Сущенко вспоминает, что в 1913 году акционеры Ростово-Владикавказской железной дороги устроили в клубе елку для детей-сирот (её отец, стрелочник, погиб под колесами поезда):
   - Праздник получился красивый. Помню подарки с вкусными конфетами и игрушками.
   А вот в 1905 году «елка» не состоялась: в мужском училище расположились казаки, прибывшие для подавления декабрьского вооружённого восстания на станции Минеральные Воды.
   Завершались новогодние празднества Крещением. Народ после церковной службы шел на Куму. Здесь, недалеко от водокачки, были построены изо льда и снега дворцы, которые обливали свекольным соком для красоты, они сверкали на солнце, радуя красным цветом. Священники вели службу, стоя на деревянном помосте. А в конце службы минераловодцы пускали в небо белых голубей.
   Зимы тогда были настоящие. Пеховский (ныне Комсомольский) пруд замерзал, и дети катались по нему на санках и на деревянных коньках (стальных в то время было мало). Возле каждого дома красовалась ледяная горка. И детвора, с трудом отсидев уроки, мчалась кататься. Санками служил клеенчатый портфель, за зиму превращавшийся в тряпку.
   Исторический экскурс показал, что «елки» в школах стали проводить только с 1936 года. Тогда в Москве впервые прошла «кремлевская елка».
   Наступил победный сорок пятый год. Родители старались скрасить голодное детство детей войны. Из воспоминаний И.Ф. Шкарупа: «Помню, как мама принесла под Новый год полученные на карточки конфеты. Их вместе с орехами и яблоками повесили на ёлку и строго наказали ничего не трогать. Только, когда ёлку после праздников разбирали, оказалось, что конфеты все съедены, а внутри обёртки был кусочек ваты или бумага.
   Как все дети, собравшись группами, мы ходили рождествовать и посевать. Нас ждали, готовили подарки – сахарных петушков на палочке, орехи, яблоки и конфеты «горошек».
   К школьным ёлка мы готовились целый месяц. Девочкам шили из марли платья, украшенные ватой, стеклянными ёлочными бусами, на голове была «корона» тоже из ваты и бус. Назывался такой костюм – «снежинка». Мастерили наряд для «зеленой красавицы» - клеили гирлянды из разноцветной бумаги, придумывали игрушки из папье-маше. С потолка школьного зала свисали «хлопья снега» из ваты.
   Целый год и взрослые, и дети ждали новогодних праздников, которые запоминались как самые радостные дни нашей жизни».




КАЛЕНДАРЬ ПАМЯТНЫХ ДАТ
СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ,
ГОРОДА МИНЕРАЛЬНЫЕ ВОДЫ
И МИНЕРАЛОВОДСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА 
НА 2020 ГОД

Я Н В А РЬ

1 - 75 лет [01.01.1945, с. Подгорное Воронежской обл.] Николаю Петровичу Ляшенко, прозаику, члену Союза писателей России. Автор книг «Здесь их судьба» (1989), «Камерный концерт» (1990), «Приснилась первая любовь» (1999), «Крест» (2014), «Русское солнце» (2017). В 2014 г. за книгу повестей и рассказов «Крест» присуждена премия Губернатора Ставропольского края.

11 – 77 лет со дня освобождения города Минеральные Воды от немецко-фашистских захватчиков.
   
15 - 95 лет со дня рождения [15.01.1925, с. Чернолесское Прикумского р-на, в настоящее время Новоселицкого р-на Ставропольского края – 24.11.2002, Ставрополь] Василия Никаноровича Грязева, ставропольского писателя. Автор книг «Год начинается осенью» (1965), «Земная звезда» (1970), «Земляки» (1976),  «Пристань» (1980), «Горькое лето» (1984), «Огненная губерния» (1989), «Старший брат» (1992).

21 – 115 лет со дня рождения Андрющенко Григория Яковлевича (21.01.1905, пос. Султановский, ныне 
г. Минеральные Воды -14.10.1943, г. Переяслав-Хмельницкий Киевской области), участника Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., гвардии полковника, Героя Советского Союза; награжден двумя орденами Ленина, медалью «Золотая Звезда», орденом Трудового
Красного Знамени Узбекской ССР, медалями.

 24 -70 лет [24.01.1950, Армавир Краснодарского края] Сергею Николаевичу Рыбалко, поэту, члену Союза писателей России, лауреату литературной премии
имени Семёна Бабаевского. Автор книг «Вспыхнув гроздьями рябин» (1991), «Созвездье великих имён» (1999), «Легенды и предания Кавказа» (2000), «Под небом Парижа», «Русь терпеливая» (2003),
«Стихи о любви», «Кавказские встречи» (2007), 
«А жизнь течёт...» (2012), «Избранное» (2014), 
«Моё родное Ставрополье» (2018).