пятница, 14 мая 2021 г.

 

СТРАННИК ТЕРПЕНИЯ: 

МИХАИЛ АФАНАСЬЕВИЧ БУЛГАКОВ

(К 130-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

Кавказ... Какое емкое слово! Здесь находили приют и вдохновение многие русские писатели. Здесь когда-то витали музы А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. Здесь Л. Н. Толстым были написаны строки его первой повести «Детство».  И здесь же появились первый очерк военного врача М. А. Булгакова и его первые пьесы.

Удивительное совпадение, но Лермонтов, Толстой, Булгаков в разные годы принимали участие, каждый по-разному и в разных сражениях, в одном и том же месте - в Чечне. И все трое, независимо друг от друга, высказали одну и ту же мысль о тщетности людских битв.

«Проклятье войнам, отныне и вовеки!» - воскликнет Булгаков, пройдя через ад Гражданской войны.

В 1919 году будущий писатель находился в Киеве, жил в большой и дружной семье. Но налетел вихрь Гражданской войны, разбросал Булгаковых в разные стороны. В 1918-1919 годах власть в Киеве менялась множество раз. Далекий от политики, Михаил Афанасьевич делал свое святое дело: лечил от тяжелых недугов больных и в то же время спасал свою большую семью от голода - при всех властях.

В первых числах сентября 1919 года в Киев вошли войска Белой армии. Началась мобилизация. Как врач был мобилизован и Михаил Афанасьевич. Ему было предписано отправиться на Северный Кавказ, и он двинулся в путь.

Осенью 1919 года он приехал в Пятигорск, где получил назначение в военный госпиталь во Владикавказ.

Пять лет спустя, в октябре 1924 года, Михаил Афанасьевич напишет: «Как-то ночью, в 1919 году, глухой осенью, едучи в расхлябанном поезде, при свете свечки, вставленной в бутылку из-под керосина, написал первый маленький рассказ. В городе, в который затащил меня поезд, отнес его в редакцию газеты. Там его напечатали».

Тьма неизвестности покрывает город и название газеты. Это мог быть и Пятигорск. Ведь когда вскоре к Булгакову во Владикавказ приехала жена, он ей сказал: «Я печатаюсь».

Михаил Булгаков и Татьяна Лаппа (первая жена писателя)

Татьяна Николаевна разделила с мужем все тяготы жизни на Кавказе.  Вначале они поселились в какой-то армянской семье, а потом в пустой школе. Вскоре Михаила Афанасьевича отправили в Грозный, и Тася поехала с ним. Она даже отваживалась сопровождать его в перевязочный отряд под Грозным.

Именно в Чечне в жизни Михаила Афанасьевича происходили те события, которые он описал позднее в автобиографической повести «Необыкновенные приключения доктора». Он говорит в ней от первого лица. Переживания автора были так остры, что в повествовании своем он стремится быть документально точным. Мы встречаем здесь подлинные названия мест, имена людей, фактические детали... Пусть еще писателем не все понято до конца и обобщено. Действительность неповторимо освещена светом его видения мира. Сложные события, очевидцем и участником которых он стал не по своей воле, Булгаков рисует с легкой иронией и одновременно искренно, с беспощадностью к самому себе. Документальность повести позволяет нам датировать пребывание Булгакова в Чечне. В «Приключениях доктора» он описал те события, которые подтверждаются рядом публикаций в белогвардейской прессе.

В повести Булгаков пишет: « Временами мне кажется, что все это сон. Бог грозный наворотил горы. В ущельях плывут туманы. В прорезах гор грозовые тучи. И бурно плещет по камням

...мутный вал.

Злой чечен ползет на берег,

Точит свой кинжал.

Узун-Хаджи в Чечен-Ауле. Аул растянулся на плоскости на фоне синеватой дымки гор... Кизляро-гребенские казаки стали на левом фланге, гусары на правом. На вытоптанных кукурузных полях батареи. Бьют шрапнелью по Узуну. Чеченцы, как черти, дерутся с «белыми чертями». У речонки, на берегу которой валяется разбухший труп лошади, на двуколке треплется красноармейский флаг. Сюда волокут ко мне окровавленных казаков, и они умирают у меня на руках».

В конце повести у ее героя наступает прозрение: «Сегодня я сообразил наконец. Довольно глупости, безумия. В один год я перевидал столько, что хватило бы Майн-Риду на десять томов. Но я не Майн-Рид... Я сыт по горло... Быть интеллигентом вовсе не значит обязательно быть идиотом... Довольно! Проклятие войнам отныне и вовеки!».

Из Чечни Булгаковы переехали на станцию Беслан, что неподалеку от Владикавказа. На вокзале стоял поезд, в нем, в теплушке или в купе жили они уединенно, знакомых не было. Татьяна Николаевна вспоминала: «Там ничего не было, кроме арбузов. Мы целыми днями ели арбузы... Потом вернулись во Владикавказ, в тот же госпиталь, откуда его посылали».



                                                  Именно здесь, по адресу ул. Маяковского, 9 (бывш. Слепцовская),                                                                                  кв. 2 жил писатель

 Помимо врачебных занятий Михаил Афанасьевич сотрудничал и в местной прессе. Из размышлений Булгакова в эту зиму формировалось то мироощущение, которое затем проявилось у него как в характере, так и в последующих произведениях.

Зима 1919-1920 года стала важной и в другом. В субботу 15(28) февраля 1920 года во Владикавказе стала выходить газета «Кавказ», с которой начал сотрудничать и Булгаков. «Пережил душевный перелом 15 февраля 1920 года, когда навсегда бросил медицину и отдался литературе», - вспоминал он, спустя годы.

Именно в это время войска Белой армии на Кавказе под натиском красноармейцев вынуждены были отступать. Булгаков отправился на один день в Пятигорск, где тяжело заболел брюшным тифом. Выздоровление проходило очень медленно.

Вскоре во Владикавказ пришла Советская власть.  Удивительно, как он в эти дни остался жив. Ведь его могли опознать, как белогвардейца. Все, что происходило с ним до февраля 1920 года, теперь надо было забыть и начать новую жизнь.

Когда Булгаков выздоровел и немного окреп, то пошел в политотдел, где уже работал его знакомый писатель Юрий Слезкин. Три года спустя в «Записках на манжетах» Михаил Афанасьевич напишет: «После возвратного (тифа. - А. К.) - мертвая зыбь. Пошатывает и тошнит. Но я заведываю. Зав. Лито. Осваиваюсь».

Когда организовался русский театр, Михаил Афанасьевич начал работать здесь. Он делал вступительное слово перед спектаклем. С конца мая Булгаков заведует уже театральной секцией и начинает создавать Народную драматическую студию сценического искусства.

В июне на сцене 1-го Советского театра идет его юмореска в одном действии «Самооборона». А в конце июня - начале июля в летнем театре парка в течение трех вечеров проводился диспут о Пушкине, подробно описанный Булгаковым в «Записках на манжетах»: «Обливаясь потом, в духоте, я сидел в первом ряду и слушал, как докладчик рвал на Пушкине в клочья белые штаны». В ответ он выступил в защиту культуры, великого наследия классики и был горячо встречен аудиторией. «Докладчик лежал на обеих лопатках. В глазах публики читал я безмолвное, веселое: - Дожми его! Дожми!».

Для того, чтобы заработать деньги на существование, вместе с другими работниками подотдела Булгаков выступал летом 1920 года и на литературных вечерах Терского отделения РОСТА в помещении Летнего театра. Но деятельность эта прекратилась осенью 1920 года.

Афиши. Владикавказ, 1920

А в это время в театре идет пьеса Булгакова «Братья Турбины». Она была написана наспех, «черт знает как». Чуть позже он сообщал двоюродному брату: «Ах, Костя... Ты не можешь себе представить, какая печаль была у меня в душе, что пьеса идет в дыре захолустной, что я запоздал на 4 года с тем, что я должен был давно начать делать - писать». Когда его вызывали после второго акта, он грустно думал: «А ведь это моя мечта сбылась... Но как уродливо: вместо московской сцены сцена провинциальная, вместо драмы об Алеше Турбине, которую я лелеял, наспех сделанная, незрелая вещь».

Он уничтожил пьесу через несколько лет, и содержание ее осталось неизвестным.

В 29 лет Булгаков оказался в неопределенном положении начинающего писателя. Будущее было неясным. Кроме «Самообороны» и «Братьев Турбиных» Михаил Афанасьевич написал во Владикавказе комедию-буфф «Глиняные женихи», затем «Парижских коммунаров» в 3-х актах. Эту пьесу он отправил на конкурс в Москву.

В 1921 году Булгаков написал за семь дней последнюю, пятую пьесу «Сыновья муллы». Когда прочитал ее у себя в нетопленной комнате - не стыдясь, заплакал. Она была очень слабой, и Булгаков казнил себя за бездарность. В порыве стыда он начал рвать рукопись. Но остановился. Потому что вдруг понял, что правы те, кто утверждает: написанное нельзя уничтожить! Эту мысль, впервые возникшую во Владикавказе, он потом вложил в формулу: "Рукописи не горят". Она найдет свое подтверждение спустя сорок лет. Потому что из всех ранних его пьес будет найден экземпляр именно этой пьесы, которую, как говорил автор, «писали втроем: я, помощник поверенного (Пей-зулаев) и голодуха».

Премьера пьесы состоялась 15 мая 1921 года, в день, когда автору исполнилось тридцать лет. Играли ее ингушские актеры-любители. Одна из участниц Т. Т. Мальсагова вспоминала: «Народу была тьма, публика национально бурно реагировала, даже в патетический момент раздался выстрел».

Михаил Булгаков среди артистов Владикавказского театра 

В этот же день состоялось торжественное заседание по случаю открытия Горского народного художественного института. Среди других выступавших были декан театрального факультета М. А. Булгаков и представитель ВЦИК С. М. Киров.

Памятник Булгакову во Владикавказе

Помимо этих наскоро сколоченных пьес во Владикавказе Булгаков начал писать роман. «Пишу роман, единственная за все это время придуманная вещь», - сообщал он 1 февраля 1921 года Константину. - «Но печаль опять; ведь это индивидуальное творчество, а сейчас идет совсем другое».

Уже в начале 1921 года Булгаков задумывается: а что же дальше? Было ясно, что необходимо менять место жительства. Нападки в прессе продолжались. Средств к существованию не было. Театр закрылся, артисты разъехались, подотдел искусств расформировался. Булгаковы перебираются в Батум, где выстрадали еще два месяца. В Батуми произошла встреча, которая в какой-то степени предопределила решение Михаила Булгакова ехать в Москву.

С Осипом Мандельштамом они встретились на батумском базаре, когда Булгаков продавал керосинку, а Осип Эмильевич свою шляпу. Это Мандельштам посоветовал ему ехать в Москву, понимая, что Михаил Афанасьевич уже не может не быть писателем.

Закончились хождения по мукам на Кавказе. Булгаков спешил в Киев, а оттуда в Москву, чтобы начать свою жизнь по-новому.

Все пережитое на Кавказе - страдания, высокие порывы духа, помогло Михаилу Афанасьевичу обрести убеждение, которое он бережно пронес до конца своих дней. Вся последующая жизнь писателя, от сентября 1921 года до кончины 10 марта 1940 года, пройдет в Москве. Здесь он навсегда расстанется с Татьяной Николаевной, здесь увлечется Л. Н. Белозерской. И здесь обретет новую любовь и верного спутника жизни - Елену Сергеевну Нюренберг. В Москве появятся его первые произведения, он станет известным драматургом, автором пьесы «Дни Турбиных» и других. А когда его пьесы запретят к постановке, он напишет знаменитое письмо Сталину, где подтвердит свой глубокий скептицизм в отношении революционного процесса.

До конца своих дней он будет писать роман «Мастер и Маргарита», навсегда запечатлев в нем Москву своего времени.

Через пять дней после его смерти писатель А. А. Фадеев напишет Елене Сергеевне письмо, в котором даст короткую, но емкую характеристику человеку и писателю: «Он человек, не обременивший себя ни в творчестве, ни в жизни политической ложью... Путь его был искренен, органичен, а если в начале своего пути (а иногда и потом) он не все видел так, как оно было на самом деле, то в этом нет ничего удивительного: хуже было бы, если он фальшивил...».

Источник:

Коваленко, А.Н. Михаил Афанасьевич Булгаков/А. Н. Коваленко. - Текст: непосредственный//Ставропольский хронограф на 2006 год. - Ставрополь, 2006. - С.114-124.  

Солодских,С. Странник терпения/С.Солодских. - Текст: непосредственный//Кавказ предо мной: сборник рассказов. -Москва: ЮРКИТ, 2012. - С.314-335.

Фото:

https://interesnyefakty.org/mihail-bulgakov/

http://m-bulgakov.ru/o-nem/bulgakov-na-kavkaze

https://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/119/posts/7825

https://zen.yandex.ru/media/id/5e00282a2beb4900b2c09395/jizn-za-mkadom-est-da-esce-kakaia-jizn-severnaia-osetiiaalaniia-5e0ca8403f548700ad63a7ba

https://nslib.tmweb.ru/zap/bulg.html





среда, 12 мая 2021 г.

                        ТАЙНА ГОЛУБЫХ ОЗЕР КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

Голубое озеро - это чудо природы, ослепительная жемчужина Черекского ущелья никого не оставит равнодушным. Открывающееся взору зрелище настолько неожиданно, впечатляюще, что путешественник, особенно впервые оказавшийся в этих местах, на мгновение прямо-таки немеет, восхищенный открывшейся его взору картиной. Бездонная, пронзительная голубизна напоминает кусочек неба, упавшего на землю. Оттенки озера - от ярко-голубого до нежно-зеленого и иссиня-черного в зависимости от времени года, дня, погоды. А бездонность - до сих пор точно неизвестна его глубина, - отсутствие впадающих в этот природный водоем речек придают озеру особую таинственность и притягательность.

Удивительно, но местное население считает, что озеро появилось сравнительно недавно. Имеется и соответствующего рода легенда, в которой говорится о чудище, жившем высоко в горах и наводившем страх на людей; сила его заключалась в крыльях. О молодом смельчаке, по имени Батраз, вступившем с ним в схватку и отсекшем мечом крылья. Чудище, рухнув, телом своим раздвинуло горы (сочившаяся кровь потекла по ущелью - те самые ржавые от окислов железа склоны), стало погружаться в землю. На месте падения образовалась воронка, заполнившаяся чистейшей голубой водой. В этом подводном царстве чудище, до конца не испустившее дух, и обосновалось. Имеется и продолжение легенды - о девушке Гюльчи, чья красота отражалась в водной глади, как в зеркале, о влюбившемся в нее чудище и все том же Батразе, снова вставшем у него на пути и отбившем красавицу. Одним словом, чудище приказало долго жить, упокоившись навсегда на дне озера, называемого с тех пор местными жителями Чирик-Кёль (то есть «гнилое озеро»).

А вот что писал о голубом чуде Владимир Гиляровский: «Мы сделали привал в долине, посредине которой – красота незабываемая - голубело перед нами довольно широкое озеро, голубое, как сапфир на солнце. На земле  такого огромного правильного пространства голубого я никогда не видел: будто кусок прозрачного неба каким-то чудом лежал перед нами в этой каменной трещине, среди нависших скал. Но не только небо голубело, в нем сама вода оказалась голубая. Ага молча взял два больших  белых камня и бросил в воду. Они из белых стали сразу темно-голубыми, синели и пропали в глубине темно-синими. Кругом пахло серой».

В 1926-1927 годах детально занимался изучением Голубого озера И. Г. Кузнецов, удостоенный за свои исследования серебряной медали Русского географического общества. Его очерк о Голубом озере был издан отдельной книжкой.

Вот что в нем сообщается: «По площади Чирик-Кёль принадлежит к числу самых маленьких озер. Его площадь - 26 130 квадратных метров. Тем поразительнее оказывается громадная глубина озера, достигающая 258 метров. В озеро с поверхности не впадает ни одного хотя бы маленького ручья, но из него вытекает речка, в сутки выносящая 5- 6 миллионов ведер воды. В условиях известняков на уровне дна озера или еще глубже, очевидно, циркулируют подземные воды, образующие мощные потоки, может быть, целые подземные реки.

Водовместилище озера представляет собой глубокий колодезь с отвесными стенками, сложенными слоистыми известняками. Вода в колодезь поступает снизу, с большой глубины, и находится под большим напором, ибо она мощным потоком вытекает сама из озера.

В данных геологических условиях единственным источником подземных вод являются атмосферные осадки, выпадающие в виде снега и дождя в окрестностях озера».

В 1980 году изучением озера занялись ученые Института географии Академии наук Грузинской ССР. Экспедиция, которую возглавлял доктор географических наук Г. Гигинейшвили, определила, что длина водяного зеркала 233 метра, ширина - 146, глубина 254 метра.

Озером восторгался известный советский фотограф Вадим Гиппенрейтер: «У озера удивительный цвет воды. Еще более удивительная прозрачность: глубоко просматриваются уходящие в воду берега. В озеро не впадает ни один ручей, из него вытекает река. Природа словно показывает таинственный фокус. Зеркало озера - два с половиной гектара, длина немногим более 200 метров. Глубина - 368 метров! Об озере ходят легенды, но есть и прозаическое знание - оно карстового происхождения, питают его подземные источники. Им озеро обязано постоянством температуры - плюс 9,3 градуса - и неизменностью уровня. Вода содержит сероводород. Он-то и убивает все живое».

Нетрудно заметить, что разные авторы называют весьма отличающиеся друг от друга глубины озера - 290 метров, 368 метров, но на сегодня принято считать, что глубина выработанной в известняках карстовой воронки 255 метров, длина - 235, ширина 125 метров, площадь зеркала 2,6 гектара, дебит минеральной воды 72 миллиона литров в сутки. В бытность СССР озеро считалось шестым по глубине в стране; в России оно второе среди карстовых.

До последнего времени водолазы опускались в воды озера на десятки метров; в 2003 году была достигнута глубина 150 метров, впоследствии 180 метров. Было принято решение о создании на берегу Голубого озера Центра глубоководных исследований, так называемого дайвинг-центра, призванного привлечь зарубежных ныряльщиков.

Летом 2005 года его строительство завершилось: подземная часть бункера уходит под землю на три метра и сообщается с озером через туннель для погружений; здесь расположены раздевалки, сушилки, помещения для хранения водолазного снаряжения, компрессорная, барокамера. В наземной части разместился офис с научной лабораторией и рабочими кабинетами. В 2012 году водолазам покорилась глубина 205 метров, правда, озеро отобрало жизнь у одного из них.

Кель-Кетчхен

Нижнее Голубое озеро - самое необычное из всех имеющихся на этом участке Черекского ущелья. Но если по дороге, уходящей влево, подняться вверх, то можно полюбоваться еще тремя озерами - Секретным (бессточный замкнутый бассейн с площадью зеркала 2,6 гектара при глубине 17 метров) и Верхними (в них можно купаться, ловить рыбу); заодно и осмотреть провал, Кёль-Кетчхен. Глубина «Пропавшего озера» (так переводится его название) достигает 177 метров, площадь - 60 тысяч квадратных метров. Это пропасть, на дно которой жутко заглянуть. Лет двадцать-тридцать назад здесь, в глубине, виднелась такая же голубая чистая вода, как в Голубом озере. Кстати говоря, существует предположение, что она перетекла в нижнее Голубое озеро. В отчете упоминаемой выше грузинской экспедиции о провале Кёль-Кетчхен говорится, что его площадь 60 тысяч квадратных метров, максимальная глубина - 177 метров. Высказывается предположение, что 25-30 тысяч лет тому назад «колодцы озер Чирик-Кёль и Кёль- Кетчхен составляли единую гидродинамическую систему. Причем водоем современного озера Чирик-Кёль был заполнен водой подземной полости. В самом конце плейстоцена (12-13 тысяч лет назад) полость вскрылась, озеро Чирик-Кёль вышло на поверхность, и в него стекла вода из Кёль- Кетчхен. Кроме того, река Черек, питавшая Кёль-Кетчхен, поменяла русло, и озеро высохло».

Верхние Голубые озера

К сожалению, «провал» посещается немногими туристами, хотя до него добраться не так уж трудно. Но впечатление от увиденного - разверзшейся земной тверди, отвесных скал, отвесно уходящих вниз на многометровую глубину, хрупкости человеческого существования - столь велико, что даже способно затмить красоту «голубого сапфира»...

Источник:

           Котляровы, М. и В., За тайнами и чудесами: путеводитель по Кабардино-Балкарии/Мария и Виктор Котляровы. – Нальчик: изд-во М. и В. Котляровых, 2012. – 119 с. – 1000 экз. - ISBN 978-5-93680-522-6. - Текст: непосредственный.

Фото:

https://zen.yandex.ru/media/id/5adf2e9bdcaf8e78787b5169/goluboe-ozero-v-kabardinobalkarii-5aeedff7799d9d0760154b96

https://foto-kbr.livejournal.com/4586.html

http://rossija.info/unikalnye-mesta-rossii/golubye-ozera-v-cherekskom-rayone-kabardino-balkarii.html




суббота, 8 мая 2021 г.

 

ЗАЩИТНИК КАВКАЗА: ПАВЕЛ СЕМЕНОВИЧ БЕЦКИЙ (1923-2017)

В июне 1941 году молодой Павел Бецкий окончил Буйнакское педагогическое училище. Жизнь открывала чудесные безоблачные виды на будущее. Но жестокая реальность внесла свои коррективы – началась война… Как и тысячи молодых людей, Павел стремился попасть на фронт, но призвали его не сразу. Он работал учителем в школе, а в город прибывали санитарные поезда с ранеными.

В июне 1942 года Павел Бецкий был призван в армию и направлен в 24-ю запасную стрелковую бригаду, расположенную в городе Прохладный. Здесь его сразу назначили командиром отделения и инструктором для новобранцев.

В конце августа Павел Бецкий уже командир отделения взвода полковой разведки в 176-й стрелковой дивизии, которая базировалась на главном рубеже у города Малгобека, в районе кирпичного завода и ст. Вознесенской. Попасть в разведку помогли крепкие бицепсы, равнодушие к курению и знание немецкого языка.

В задачу разведки входило наблюдение и выявление огневых точек, командных и наблюдательных пунктов, расположение вражеских батарей, возможные пути движения вражеских танков, а самое главное - взятие в плен «языка».

В первый же день Бецкий с напарником отправился следить за вражескими танками на дороге Малгобек – Моздок. При появлении техники нужно было предупредить авиацию, артиллерию и противотанковую роту. Сидя в окопе, он услышал шум падающих возле вырытой земли снарядов. Одна бомба упала прямо перед траншеей и… не взорвалась. Но не успел молодой человек перевести дух, как нужно было снова идти на риск.

Из воспоминаний ветерана: «Вышел командир взвода и говорит: «Кто за «языком»? Кто желает – шаг вперёд». И что вы думаете? Все сделали шаг вперёд. Тогда он отобрал человек 13-15, среди них я. Вот так получилось – утром поступил, днём наблюдал, вечером – за «языком». Пули долетают, снаряды рядом. Тут я узнал настоящий запах войны – раздувшиеся мёртвые лошади, взрывы, порох».

Глубокую темную ночь разведчики выбрали для выполнения задания. В подготовленном проходе разведчики ползком друг за другом двинулись к намеченному на высотке дзоту противника с пулеметом.

Трава была выжжена, кустарники вырублены, земля голая, через каждые 2-3 минуты немецкие постовые пускали из ракетниц осветительные ракеты, в это время бойцы замирали, прижавшись плотно к земле. В напряжении время тянулось утомительно, долго. Штурмовая группа захвата — у цели.

И вдруг появился луч света из дзота, все мгновенно вскочили, короткая очередь из автомата, возня, силовая борьба, стоны. В короткой схватке на мгновение все стихло, и немцы открыли ураганный огонь по всему участку.

Основное дело было сделано, плотный немецкий ефрейтор пытался сопротивляться, но ткнули автоматом ему в бок и кивком головы заставили ползти с кляпом во рту вместе с разведчиками в сторону передовой 176-й стрелковой дивизии.

Группа прикрытия, приняв огонь противника на себя и отстреливаясь, отходила последней. Поставленная задача по захвату «языка» противника была выполнена, немецкий ефрейтор дал ценные сведения.

С сентября и до середины декабря, взвод полковой разведки, которым командовал Бецкий Павел Семенович, добыл 4 «языка», выловил дезертира, вытащил 145 мм пушку с нейтральной территории после гибели всего расчета.

В декабре 1942 года Павел Бецкий получил звание лейтенанта и был направлен 10-й горно-стрелковый корпус, в гвардейскую бригаду 404-го батальона, командиром взвода автоматчиков.

С начала марта батальон, в котором воевал Бецкий, занимал господствующую высоту «Сахарная голова», под Новороссийском.

Представить, какие ужасные это были сражения, может помочь чудовищная статистика: из целого батальона выжила только треть бойцов.

– Тяжело было под Крымской, там нас бомбили самолёты. Утром с восхода солнца прилетал самолёт-разведчик, а потом появлялась девятка истребителей, – вспоминал Павел Семенович – Они заходят в круг, в карусель, и начинают кружиться, пикировать, обстреливать. И так эскадрилья сменяла одна другую. Один аэродром был в Анапе, второй – в Керчи.

В июле 1943 года при прорыве «Голубой линии» противника на Кубани взвод разведки в числе первых прорвался к хутору Горощный, на другой день во время атаки Павел Семенович был тяжело ранен в правую руку.

После выздоровления, в 1944 году, Бецкий, в составе 4-го Украинского фронта принимал участие в боях на Украине, Закарпатье, Польше. Свой боевой путь закончил 12 мая 1945 года в Чехословакии, в городе Праге, в составе 126-го горно-стрелкового корпуса, 31-ой горно-стрелковой гвардейской бригады.

Но война еще не закончилась. Часть, в которой служил Петр Семенович, эшелоном была отправлена на Дальний восток, для завершения разгрома Квантунской армии, где пробыла до 3 сентября 1945 года.

В апреле 1946 года Петр Семенович был демобилизован.

После войны Павел Семенович окончил Ставропольский педагогический институт, работал директором школы в Зеленчукском районе КЧР, затем директором школы в городе Минеральные Воды.

О боевых и трудовых заслугах Павла Семеновича говорят его награды: два ордена «Красной звезды», орден Отечественной войны 1 степени, медали «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За освобождение Украины», медаль «Жукова», «За доблестный труд», медаль «100 лет со дня рождения В.И.Ленина», «Отличник народного просвещения» и другие.

В 2009 году Бецкому П.С. в знак признания заслуг перед Отечеством в годы Великой Отечественной войны присвоено звание "Почетный гражданин города Малгобек", в 2016 –звание Почетного гражданина Минераловодского городского округа. 

Павел Семенович Бецкий до последнего дня жизни продолжал вести военно-патриотическую работу среди молодежи города и округа.

Биография Павла Семёновича – биография обыкновенного героя. Война не только не ожесточила его сердце, но и научила по-настоящему ценить жизнь, в том числе жизнь других людей, любить и сострадать.

 Источники:

 https://www.mngz.ru/russia-world-sensation/3118491-ne-stalo-pavla-beckogo.html

 Кобылкин, А.П. Золотое созвездие/А.П. Кобылкин. -  Минеральные Воды, 2000. - 397 с. -500 экз. - Текст: непосредственный.

Фото:

http://min-vodi.ru/old-site/arhiv/itemlist/category/28-news/media/2016/9/24/den-goroda-mineralnyie-vodyi-nachalsya-s-chestvovaniya-pochetnogo-grazhdanina-okruga/

четверг, 29 апреля 2021 г.

 

                                          КАЛМЫЦКИЙ ФОЛЬКЛОР            

Калмы́ки — монгольский народ ойратской группы. Проживают в основном в Республике Калмыкия — и других субъектах Российской Федерации. Говорят, в основном на русском, и намного реже на калмыцком языках. Являются потомками ойратских племён, мигрировавших в конце XVI — начале XVII веков из Центральной Азии на Нижнюю Волгу и в Северный Прикаспий.

Согласно Всероссийской переписи населения в 2010 году численность калмыков в России составляла 183 372 человека; имеются также небольшие диаспоры за границей. Основная религия среди верующих калмыков — буддизм тибетской школы Гелуг; также встречаются крещёные калмыки, исповедующие православие, а также мусульмане.

На территории Северного Кавказа калмыки появились еще в 17 веке. Они примыкали к казачьим поселениям, принимали христианство.

В настоящее время калмыки также входят в этнический состав республик Северного Кавказа. В Чеченской Республике проживает 148 калмыков, в Дагестане — 105, в Ингушетии — 98, в Осетии — 88; они проживают также в Адыгее, Кабардино — Балкарии и Карачаево — Черкесии – 16.

Хотя предки калмыков ойраты принадлежали к числу старописьменных народов, однако вплоть до утверждения в России советской власти почти единственным средством передачи из поколения в поколение народных чаяний и устремлений было устное поэтическое творчество.

Для калмыцкого устного народного творчества характерны различные жанры: героический народный эпос, сказки, исторические, лирические, обрядовые (свадебные) песни, меткие пословицы, поговорки. Во многих из них явственны следы древней мифологии.

Среди произведений этого жанра особое место занимает народный эпос «Джангар», вошедший в сокровищницу мировой культуры.

«Джангар» пользовался в народе большой любовью. Его исполнение, как травило, происходило при большом стечении народа. Сказитель сопровождал свое пение игрою на домбре. Хранителями и создателями героического эпоса «Джангар» были не только джангарчи, но и весь калмыцкий народ, постоянно выдвигавший из своей среды искусных певцов-исполнителей.

Ведущая тема всех песен «Джангара» — воспевание героических подвигов богатыря Джангара и двенадцати его сподвижников, отстаивающих независимость своего отечества.

Джангарчи Ээлян Овла

Поистине неисчерпаемым кладезем народной мудрости являются калмыцкие сказки. Но не было лиц, профессионально занимавшихся сбором и хранением сказок, как «Джангаром». Их рассказывали повсеместно люди всех возрастов, от мала до велика, мужчины, женщины, дети. Они передавались из уст в уста, из поколения в поколение. Существовала неписаная традиция рассказывать сказки, когда все дневные дела уже закончены и люди приготовлялись ко сну, особенно в длинные зимние вечера. Речи сказочников привлекали внимание слушателей на долгие часы. Обычно время от времени сказочники прерывали себя и обращались к присутствующим: «Не спите ли?» Получив отрицательный ответ, они продолжали сказку и умолкали только тогда, когда не следовал ответ на очередной вопрос: «Спите?» Особенностью калмыцких сказок является то, что все они прозаические, стихотворные формы не известны. 

Дошедшие до сегодняшнего дня калмыцкие сказки отличаются большим разнообразием. Как правило, они связаны со скотоводческим кочевым бытом народа. Исследователи отмечают четыре основных сказочных жанра: а) сказки о богатырях, б) волшебные или фантастические, в) бытовые (новеллистические), г) аллегорические сказки о животных.


По популярности первое место занимают сказки о богатырях, которыми всегда восхищались калмыки, особенно молодежь. Герой сказок гиперболизирован, он обладает сверхъестественными, невероятными для обычного человека качествами. Например, Дамбин-Улан, герой сказки «Батыр Дамбин-Улан и храбрый конь его» («Давшургин хурдун-хара») съедал за один присест целую кобылицу, крупные кости выплевывал изо рта, мелкие кости выдувал через нос, выпивал вина подряд семьдесят чаш, каждую из которых с трудом поднимали семьдесят человек, курил из трубки величиной с голову быка, наполнял ее охапкой табака, размером с верблюжью голову, прикуривал от огромной, с лошадиную голову, тлеющей головни. Он был настолько силен что, когда сжимал сандаловую рукоять плети, по его пальцам капал сандаловый сок. Конь богатыря тоже обладал не присущими другим животным качествами.

Калмыцкая сказка "Храбрый Овше"

Важное место в калмыцком фольклоре занимают волшебные или фантастические сказки. Их героями являются те же богатыри и мудрые кони, как в сказках о богатырях. Герои попадают в трудные положения, им приходится преодолевать одно препятствие за другим. В их титанической борьбе со злыми силами общества и природы помогают волшебные слова, домашние животные, в первую очередь лошадь, часто спасающая человека от смертельной опасности. Как правило, все их похождения заканчиваются победой героев сказки, торжеством справедливости. Женские персонажи волшебных сказок, независимо от их социального положения и происхождения, наделяются умом и смекалкой.

О Хане Цецене и его мудрой невестке

Калмыцкие сказки о животных просты по сюжету, несложны по композиции и по объему небольшие. В них действуют дикие звери и животные — волки, лисицы, барсы, львы, слоны, зайцы; домашние животные — бараны, верблюды, козлы; птицы — воробьи, вороны, павлины, петухи, совы; грызуны — суслики, мыши; из насекомых чаще всего фигурирует комар.

Сказки эти аллегоричны: под видом хищников выведены ханы, нойоны, зайсанги и другие представители эксплуататорского класса. В образе барса, льва, волка изображаются глупые, безжалостные люди, в образе лисы — обманщики, хитрецы, лжецы, в образе слона и верблюда — сильные, но ленивые и не любящие трудиться. Совершенно ясно, что в этих сказках осуждаются дурные, несправедливые дела и несовместимые с народной моралью отрицательные поступки представителей эксплуататорского класса. В образе птиц, очевидно, выведены люди невинные, попадавшие по своей наивности в сети обманщиков, угнетателей, различных притеснителей в классовом обществе того времени.

Одним из наиболее специфических жанров устного народного поэтического творчества калмыков является «яса кемялгн». По существу, это диалог, который ведется вокруг двадцать пятого (последнего) позвонка барана, якобы случайно попавшего в руки беседующих. Этот позвонок имеет 12 изгибов и выступов, аллегорическое значение каждого поэтически объясняется в кемялгн. Любой калмык хорошо знал даже мельчайшие детали этой кости, так как все они служили своеобразным мнемотехническим средством. Обычно калмыки заучивали кемялгн с детства со слов своих родителей: дети задавали друг другу вопросы и отвечали на них. Исполнялся кемялгн, как уже сказано, в виде диалога двумя лицами: один задавал вопросы, а другой отвечал на них. Это был своеобразный экзамен на знание истории своего народа, его обычаев и традиций, проверка остроумия, сообразительности, находчивости человека — эти качества высоко ценились и были любимы всем народом. Достойное исполнение кемялгн рассматривалось не только как блестящая защита собственной, личной чести калмыка, но и как поддержка чести, достоинства семьи, рода, даже аймака, улуса.

Пример кемялгн в переводе на русский язык, сделанный народным поэтом Калмыкии С. К. Каляевым. Обращение к гостю примерно таково:

Росла она позади двадцати четырех позвонков.
Росла впереди кости, известной под названием «копчик».
Заключено в ней двенадцать признаков мудрости.
Именуется «ара-харэ-ясан».
Про эти двенадцать признаков мудрости
Мы и просим Вас, уважаемый брат, рассказать.

Ответ: «Ладно, я согласен».
И далее начинался диалог:
— Это как называется?
— Бошхон-Тошхн (Серая гора).
— Почему Серая гора?
— Нет, я ошибся. Это — благодатная гора, редкая гора.
— Почему благодатная, редкая гора?
— Именно потому, сказывают, благодатная, редкая гора, что люди, зимующие на южном склоне, живут в изобилии сала и масла, а зимующие на северном - живут в изобилии айрана и чигяна.
— О, замечательная гора! Гора-покровительница! А это как называется?
— Крыло царь-птицы орла.
— Почему крыло царь-лтицы орла?
— Нет, я ошибся. Это крыло быстролетного, удачливого беркута.
— Почему крыло быстролетного, удачливого беркута?
— Именно потому, сказывают, крыло быстролетного, удачливого беркута, что, охотясь, облетает он южный склон благодатной горы еще до полудня, а северный склон облетает до вечера.
— О, удивительная быстрая - птица! (И так далее).

Значительное место в калмыцком фольклоре занимают йорелы (благопожелания), которые как особый жанр устного народного творчества бытуют очень широко и в настоящее время. Иорел — это выражение чистых, душевных, искренних чувств человека, который желает счастья, здоровья, успехов и т. п. тому, кому йорел высказывается. Калмыцкое благопожелание всегда жизнеутверждающе, оптимистично, в основе его — несокрушимая вера народа в конечное торжество добра над злом, справедливости над несправедливостью. Известны своего рода специалисты по йорелам — йорелчи, но обычно йорел произносится экспромтом кем-нибудь из старших по возрасту (независимо от пола) на свадьбе, в честь гостей, по случаю рождения ребенка, приема приплода (т. е. окота или отела) и т. д.

В калмыцком фольклоре видное место занимают пословицы и поговорки, (ульгюр). Эти доходчивые и меткие выражения прививают любовь к труду, родной земле, воспитывают честность, доблесть, храбрость и мужество, высмеивают и клеймят пороки, осуждают зло.

У калмыков много пословиц и поговорок на тему труда. Вот некоторые из них: «Если руки работают, то и рот работает», «В доме ленивого нет топлива, в доме обжоры нет пиши», «Ремеслу учиться — нет старости», «Кто рядом с сажей — сажа, кто рядом с мастерством — мастер», «Кто мясо крошит, тот облизывает руки», «Лентяй и в своей кибитке мяса не достанет» (т. е. ему лень даже готовое взять), «У иноходца нет жира, у беспутного нет спокойствия».

Есть пословицы, которые воспитывают любовь к родине и чувство коллективизма, долга перед обществом: «Одинокое дерево— не лес, одинокий человек — не общество», «Птица сильна крыльями, человек — помощью», «Человека узнают по тому, кто его окружает», «Потеряешь любимого друга — семь лет вспоминаешь, покинешь родину — до смерти будешь ее помнить».

В калмыцком фольклоре есть общие элементы, характерные для народов Центральной Азии и Южной Сибири. Это обнаруживается в героических поэмах о степных конных богатырях, добывавших себе в жены «предназначенных судьбой». Общим для всех героических эпосов саяно-алтайских народов является склонность их героев к дружбе и побратимству, к защите обиженных и другие мотивы.

Источники: 

Семь звезд: Калмыцкие легенды и предания/Сост. Д.Э. Басаев. — Элиста, Калмыцкое книжное издательство, 2007. — 415 с.: ил. -ISBN 5-7539-0556-0. -Текст: непосредственный.


http://kvkz.ru/history/2556-etnicheskaya-gruppa-mozdokskih-kreschenyh-kalmykov.html

http://kalmyki.narod.ru/projects/kalmykia2005/html/erdniev_1985/22.htm

Фото:

https://multiurok.ru/files/priezientatsiia-po-tiemie-fol-klor-kalmykii.html?login=ok

https://hardabarda.ru/2-brata/

https://hardabarda.ru/smena-vremeni/

http://starstories.org/from-author/artmedia-tur-v-kalmy-kiyu/

пятница, 23 апреля 2021 г.

 

ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ НА КМВ: СЕРГЕЙ ПРОКОФЬЕВ

«Здесь так легко работалось…»

23 апреля 2021 года исполняется 130 лет со дня рождения Сергея Прокофьева - одного из наиболее значительных русских композиторов XX века, автора одиннадцати опер, семи балетов, стольких же симфоний, восьми концертов и музыки к кино («Александр Невский» (1938) и «Иван Грозный» (1944—1945). Прокофьев также был известным пианистом, дирижером и музыкальным педагогом.  

Сергей Прокофьев (1891-1953) много раз посещал Кавказские Минеральные Воды, в детстве и в зрелые годы. Мальчиком, читая Лермонтова, все мечтал «увидеть землю Лермонтова своими глазами». В 12 лет сочинил свой первый, посвященный матери романс на стихи любимого поэта: «Скажи мне, ветка Палестины».

В первый раз Прокофьев приехал в Ессентуки на летние каникулы в 1909 году студентом консерватории. Решил отдохнуть: не захватил с собой ни шахмат, ни любимых клавиров, ни даже нотной бумаги. В письме к приятельнице В.В. Альперс он 19 августа писал: «Ессентуки мне очень понравились, я сделал оттуда ряд набегов на соседей. На Железноводск, Кисловодск, Бештау, Пятигорск и т.д.-по прошествии десяти дней, вместо того, чтобы быть дома, очутился в Кисловодске. Как оказалось, в Кисловодске весь музыкальный мир: Глазунов, Сафонов, Есипова, Калантарова, Збруева…Здесь теперь не так пустынно, ездим иногда верхом или ночью играем в крокет при луне».

В музыкальном музее имени Глинки сохранилась открытка с видом Бештау и автографом Прокофьева: «Привет с вершины Бештау! Вот уже три часа, как мы 10-персонной компанией лазаем на эту трехверстную гору. С высоты горы кричу ура в вашу честь-Вера Владимировна Альперс». Прокофьев несколько преувеличил: высота Бештау не три версты, а полторы, или 1400 метров, но музыканту это простительно…

В следующий приезд, в 1911 году, Прокофьев жил в Кисловодске в районе Ребровой балки на даче Ушаковой. Насладившись природой в первый приезд, теперь он отдается музыкальным занятиям, встречался с С.И. Танеевым.

Летом следующего года Прокофьев писал из Ессентуков: «Кроме занятий моим концертом, буду приводить в окончательный порядок оперу «Мадделену», писать партитуру и клавир…».

Второй месяц этого лета Прокофьев провел в Кисловодске. «Здесь очень ничего: тепло и светло. Пианино приличное, комната уютная, никто не мешает…».

Широкая, зеленая улица в Кисловодске, где жил Прокофьев, называлась тогда Российской (ныне Желябова). Работалось легко, уже к концу августа он выполнил «намеченное сочинение» и сообщил, что скоро вернется домой. В августе 1912 года Прокофьев закончил 2-ю сонату для фортепиано, впоследствии с блеском исполнявшуюся им самим.

Мемориальная доска композитору Сергею Прокофьеву в Ессентуках

Дача "Качельный курган", Ессентуки

Особенно плодотворными оказались для композитора девять месяцев 1917 года, проведенные на Водах. Погруженный в творчество, философские искания, музыкант, ничего не замечая вокруг, писал из «кавказского рая»: «Ессентуки-благодатный край, куда не докатываются волнения и голодовка, где жаркое солнце и яркие звезды, где спокойно можно инструментировать симфонии, читать Куно Фишера и смотреть вы телескоп…Пребывал в Ессентуках в обществе Канта, семерых дьяволят и красавца Бештау, который раскинулся прямо перед моим окном».

В октябре Прокофьев предпринял путешествие в Теберду, любовался видами Домбая, прошелся по Военно-Сухумской дороге. Эта поездка оставила яркие, незабываемы впечатления.

12 августа 1917 года Прокофьев вместе с другими музыкантами и артистами принимал участие в концерте в кисловодском Курзале. Прокофьев исполнял Первый концерт для фортепиано с оркестром, первую сонату, Гавот, Марш. Хотя манера молодого музыканта не всем была в те годы понятна, в газетах его назвали «магнитом для публики», а его исполнение «непревзойденным».

Константин Бальмонт

В декабре композитор завершил 4-ю сонату и сложнейшую партитуру кантаты «Семеро их», задуманную здесь поэтом К.Д. Бальмонтом. К стихам популярного в то время поэта-символиста К.Д. Бальмонта Прокофьев обращался часто и написал на них романсы: «Белый лебедь», «Волна», «В моем саду». Бальмонту посвящен и написанный на Водах Третий фортепианный концерт.

В это время на Кавказе разворачивались революционные события. Прокофьев жил в гостинице «Гранд-отель» в Кисловодске.

Только в марте 1918 года композитор покинул Кавказ и отправился в Москву. Пятигорье стало родиной многих его произведений.

Сергей Прокофьев и позднее бывал в Кисловодске. Художник П.П. Кончаловский вспоминал, как летом 1938 года они вместе с композитором ходили на прогулки, купались, а по вечерам брали уроки танцев в соседнем санатории.

В следующем году Прокофьев отдыхал в санатории РАБИС. В это время он писал оперу «Семен Котко» по повести В.П. Катаева «Я сын трудового народа». В маленькой санаторной палате не было инструмента. Но Прокофьев проигрывал оперу на белом покрывале кровати.

Приезжал Прокофьев на наши курорты и в годы Великой Отечественной войны, находясь в эвакуации в Нальчике.

Рабарь Игорь «Портрет композитора
Сергея Прокофьева за работой
над оперой «Война и мир», 1941.

Дворцы здоровья в ту пору превратились в военные госпитали. В них он часто давал концерты для раненых. В это же время завершилась его работа над оперой «Война и мир» - отклик на происходившие события.

Живя в Нальчике, композитор заинтересовался музыкальным фольклором кабардинцев и на его основе создал Второй струнный квартет.

Эти сочинения Прокофьева, дышащие осовремененным фольклором, народными кавказскими мотивами, и сегодня часто звучат в концертных залах и на эстраде.

Позднее, работая над музыкой к фильму «Лермонтов», композитор не раз вспоминал Кавказ, «где так легко работалось, мечталось и жилось».

Источник: 

Польская, Г., Розенфельд, Б."Здесь так легко работалось..."/Г.Польская, Б.Розенфельд. - Текст: непосредственный// И звезда с звездою говорит. - Ставрополь: Кн. изд-во, 1980. - С. 255-262.

Фото: 

http://rumc09.ru/news/prokofev_na_kavkaze/2016-04-16-376

http://kmvexpress.ru/novosti/siti-news/memorialnuyu-dosku-sergeyu-prokofevu-otkryli-v-kislovodske.html

https://proza.ru/2017/11/21/2192

https://ok.ru/group52504088019143/topic/65868699593671

https://starina.ru/item/143808315_Антикварная_открытка_Железноводск_Гора_Бештау_издание_фот_Раева_Кавказ#&gid=1&pid=1